dulsinneya

Categories:

Абхазия 10 лет назад.

А еще летом 2010 года я поехала в Абхазию. Одна. Меня тогда так задолбала работа, что мне уже было все равно, лишь бы к морю и выспаться. Да и денег на далекие вояжи не было совсем. И один мой знакомый предложил поехать в Абхазию, в Гагру. В гостиницу к своему другу М.

М. — местный. Во время войны проявлял чудеса мужества и за заслуги ему вручили целую гостиницу в Гагре. Может дело было и не совсем так, но это та история, которую я знаю.

Гостиница М. оказалась большим потрепанным советским санаторием с кучей номеров и совершенно советской столовкой. Номера были довольно унылые, но чистые, а мне было в принципе все равно где спать. Я и сейчас не сильно привередничаю с жильем, если честно. 

Еда в столовке оказалась неожиданно не плоха. Ах, какие там были булочки! Точно такие же пекли в школьной столовой в моем детстве. Каждый раз, кушая эту булочку, я уносилась словно на машине времени в те годы, когда деревья были большие и я еще не знала, какая гадость эта ваша взрослая жизнь и хотела вырасти как можно быстрее, как и все дети моего возраста. 

Несмотря на то, что лопала я в столовке три раза в день, а потом еще и догонялась шашлыками-хачапури на набережной вечерами, лишние килограммы слетали с меня один за другим, как чешуя с луковицы. Вот что отдых животворящий с человеком делает!

Море было прекрасно: теплое, чистое и пустое. Народу на пляже почти не было, всяких шезлонгов и зонтиков, в прочем, не было тоже и это было прекрасно. Я приносила с собой покрывало и книжку и каждый день, с утра и после обеда валялась на солнышке, время от времени окунаясь в море.

Днем я частенько гуляла по развалинам Гагры, а развалин было много. Останки санаториев и дворцов гордо возвышались на побережье. Издалека можно было даже подумать, что они в порядке, но это было не так. Внутри разруха и запустение, вынесено все до последнего гвоздя. Но, тем не менее, было чисто: никаких почти надписей, никаких посторонних запахов, одна только пыль и паутина. Пару раз меня гоняли оттуда какие-то дедульки, но в основном было тихо и спокойно.

У многих наверное возникает вопрос. А как вообще девушка в 2010 году в Абхазии одна? Не было ли проблем с местным населением мужского пола? Да в принципе не было, почти вообще никаких. 

Сам М. вечерком предложил выпить рюмку коньяка, так сказать, за знакомство. Долго рассказывал про свою коллекцию оружия, еще про что-то. Потом пытался поговорить со мной о политике, но я как раз эту тему предпочитаю не обсуждать. Я тянула свою рюмку и скучала, М. потихоньку приканчивал бутылку. 

И вдруг говорит совершенно внезапно: «А давай поедем к моим друзьям сейчас в горы, постреляем из автомата, тебе понравится! Только скажем им, что ты мой подарок из Москвы» 

0_0 (!!!!!)

Я сделала круглые глаза и говорю: «М., ты чего, с ума сошел?» (и по первому пункту и по второму)

Он немного смутился, отвечает: «Ну а что? Ты меня извини! Но должен же я был хотя бы попробовать!»

Мы поржали, допили коньяк и разошлись. На прощание он сказал: «Ты если что, говори что у меня в гостинице живешь, чтобы не приставали»

В Гагре уже к вечеру первого дня все знали, что я живу у М. Заклинание «М. пожалуюсь» работало безотказно. На второй день его можно было уже не применять. 

Местные откровенничали. О, сколько историй о том, как прекрасна была их жизнь во времена, когда Гагра была всесоюзной здравницей, я услышала. Как они сорили деньгами направо и налево, летая на самолете в Москву на один день, чтобы просто попить пива. И куда все ушло? 

Эх, ребята, я знаю куда, только вам не скажу. Времена изменились, а вы нет. Интересно, как вы поживаете сейчас, мои печальные крутильщики хачапури? Все ли у вас в порядке? Удалось ли вам и научиться работать или так до сих пор крутите свои хачапури и шашлыки на набережной и грустите о прошлом? 

Через два дня прогулок по развалинам я немного заскучала и решила разнообразить свой дневной досуг. Для начала съездила с другими постояльцами нашего отеля на групповую экскурсию на «газели». Озеро Рица, дача Сталина, водопады. 

По дороге останавливались в каком-то каньоне, вот это было очень мило:

Подъем на скалу — 20 руб. Услуга пользовалась бешеным успехом. Дело товарища Бендера живет и процветает! 

Озеро Рица было прекрасно, но экскурсия в целом меня не впечатлила. Я и тогда не любила подобные групповые экскурсии и сейчас их не люблю. Решила этот опыт не повторять. 

Еще в один день я надумала посмотреть Сухум без всяких экскурсий. У меня там папа в детстве жил с родителями. Я помню, как меня поразили на старых фотографиях улицы, украшенные ватой на Новый год. Прямо поперек улицы были натянуты нитки с нанизанными на них клочками ваты. Вся конструкция видимо должна была заменять собой снег, с которым в Сухуме, во времена детства моего папы, были перебои.

После утреннего купания переоделась, бросила в сумку фотоаппарат и кошелек с деньгами и отправилась искать маршрутку в Сухум. 

В те времена с общественным транспортом в Абхазии была полная ж. Железная дорога была заброшена, поезда не ходили, и электрички, разумеется, тоже. Вроде как ходил один раз в неделю со скрипом какой-то таинственный поезд от Адлера до Гагры, но никто его не видел. 

Официальные автобусы отсутствовали как класс, молодая республика Абхазия еще не доросла до таких общественных благ. Были только частные газельки, которые ходили безо всякого расписания, не имели точных остановок и тормозились путем голосования на трассе. Не знаю как сейчас.

Тормознула маршрутку. Водитель — молодой парень. Ехать долго, по дороге разговорились о том — о сем. 

— Зачем в Сухум едешь?

— Да так, погулять.

— А ты в городе знаешь кого-нибудь? 

— Вообще нет. А зачем? Я просто погуляю и обратно поеду.

— Ну ты даешь! А обратно как поедешь-то? 

— Да так же, на маршрутке. Маршрутки ходят до скольки? 

— В том то и дело, что как придется. Последняя может уехать в семь вечера, а может и в шесть. 

Тут я подумала, что как-то все здесь, в Абхазии, сложно. И коровы на дороге лежат, словно где-нибудь в Индии. И маршрутки, которые этих коров объезжают, ходят загадочно. И как мне выбираться из этого Сухума обратно — совершенно не понятно. В этой ситуации высокой неопределенности я решила положиться на знаменитый русский авось. Как-нибудь уеду. 

Добрались до Сухума. На площади у здания старого железнодорожного вокзала была конечная остановка междугородних газелей. Водитель деньги брать сразу не стал.

— Подожди, говорит, я сейчас вернусь.

И убежал куда-то. Вернулся через 3 минуты.

— Вон смотри, бегая газель, запомни, водитель сказал, что у него сегодня последний рейс в семь вечера. Так что, не опаздывай. 

Потом подумал еще немного и говорит. 

— А вообще, знаешь, вот тебе еще мой номер на всякий случай, если вдруг не уедешь — звони, найдем где тебе переночевать. Не переживай, переночуешь у меня дома, маму предупрежу, она будет не против.

А потом сел в свою маршрутку и уехал в обратном направлении. Честно говоря, я аж обалдела от этого всего. 

Но, раз уж я уже я в Сухуме и теоретически мне есть где переночевать, если что, можно спокойно отправляться гулять по городу. Где я там тогда гуляла и что видела уже помню смутно. Дикая смесь декаданса и ренессанса в обрамлении пышной зелени. 

Ботанический сад с огромным старым деревом, улицы, застроенные домами советских времен, словно сошедшие с детских фотографий моего папы. Развалюхи и облезлые заборы, мирно соседствующие с блистающими свежим ремонтом отелями. Дом правительства со следами от снарядов. Местные дедульки, развлекающиеся игрой в шахматы в тени деревьев. Чистая набережная, как с советской открытки и разрушенный причал. 

Одно только раздражало. В королевстве Сухум заклинание «М. пожалуюсь» было бесполезно. Днем еще туда-сюда, а вот ближе к вечеру я почувствовала себя Нильсом с дудочкой в руках из известной сказки Андерсена. Когда я проходила по набережной, местные жители замирали, а потом разворачивались и медленно начинали идти за мной, словно я играла на дудочке какую-то мелодию, которой они не могли сопротивляться. Стоило мне остановиться что-нибудь сфотографировать, кто-нибудь обязательно подходил и начинал расспросы: а что это я тут делаю, как меня зовут и так далее. Короче, я поняла, что пора закругляться. 

Дотопала быстро до автовокзала. Маршруточник, как оказалось, меня ждал. А вместе с нем и все пассажиры. Офигеть ведь, правда? В общем, к себе в Гагру я добралась уже в темноте и без всяких приключений. Но решила одиночные экскурсии по Абхазии больше не совершать, довольствоваться тем, что есть рядом. 

А рядом с моей гостиницей был прекрасный, но очень запущенный парк, разбитый еще в 1902 году принцем Ольденбургским. С фонтанами, пальмами и аллеями. В те времена он был в ужасающем состоянии, честно. Сердце кровью обливалось. Но видно было, что если приложить руки, то его еще можно спасти. Интересно, как он выглядит сейчас? Спасли ли?

А еще в зарослях этого парка скрывались ранние творения известного всем москвичам Зураба Царетелли. Малые арахитектурные формы, кажется так это называется в профессиональной среде. Уже в этих ранних работах виден сегодняшний полет фантазии и размах, вы не находите? 

Как раз за фотографированием таких вот форм меня и настигло очередное маленькое приключение. 

Я фотографирую какую-то очередную загадочную фигню в кустах, рядом останавливается таксист. 

— Девушка, куда поедем? 

— Никуда, говорю, не поедем. Лично я сейчас поеду вон туда на лифте обедать. 

Таксист грустно вздохнул и уехал, но через две минуты вернулся. 

— Слушай, говорит, поехали просто так покатаемся. Мне делать нечего, клиентов нет. Денег не надо. 

Я постояла, подумала. В принципе, мне тоже делать особо нечего, на море жарко, есть не хочется. Ну я и отвечаю:

— А, поехали! Только смотри, без глупостей. Если что, М. с тебя три шкуры спустит. 

— Я говорит, М. знаю, не переживай, честно. Мне просто скучно. Ты на смотровой площадке на Мамдзышхе уже была? Поехали туда! Там красиво.

И мы поехали. Приезжаем на смотровую, а там парапланеристы. Заряжают свои парапланы и прыгают вниз, с горы. И мне что-то вдруг так захотелось с ними! Просто сил нет, как захотелось. Хотя на параплане я ни разу не летала до этого, и с парашютом тоже не прыгала, всегда боялась. В общем, ничего не предвещало и тут вдруг такое острое желание. 

Подхожу, спрашиваю:

— А можно мне тоже, с вами? 

— Да, — отвечают, - не вопрос. 

— Сколько стоит?

— Две тысячи рублей. Деньги потом. Берем, так сказать, за результат. 

Смеются, гады. А деньги, кстати, по тем временам это были довольно приличные. 

Но я поняла, что если сейчас с ними не прыгну, то не прыгну уже никогда. Возвращаюсь к таксисту и говорю. Друг, ты извини, но я дальше с тобой гулять не поеду, я вот с ними полетаю. Забрала свою сумку с полотенцем и книжкой из машины и ушла. 

Не знаю, какие там виды имел на меня этот несчастный таксист, но похоже что это первый и единственный случай, когда девушка свалила от него таким вот экстремальным способом. Наверное он офигел, я не знаю. Потому что мне в тот момент совершенно не было дела до его чувств. Я хотела летать!

А дальше было вот что:

Представьте себе, вы стоите на большой поляне на вершине горы. Прямо перед вами открывается шикарный вид на берег и море, залитые солнцем. И берег и море находятся ниже вас примерно на полтора километра (да-да, по вертикали). За вашей спиной стоит инструктор, к которому вы прочно пристегнуты с помощью хитрой системы лент и карабинов. За спиной инструктора, в зеленой траве притаился оранжевый полукруг параплана. Лицо инструктора сурово, как лицо древнегреческого воина: он ждет подходящего ветра. Но на самом деле его лица вы конечно не видите, ведь он стоит у вас за спиной.

Ваше лицо... его вы тоже не видите и в этом заключается счастье. Ибо если его увидеть, можно испугаться.

На голове у вас мотоциклетная каска, которую все вокруг называют шлемом пилота. Вы им конечно верите, но подозрения о мотоциклетной природе вашего головного убора все равно смутно мешают вам жить. Кроме того, в данный момент вам мешает жить то, что ваши ноги связаны ремнями в районе колен, а суровый инструктор у вас за спиной уже командует “А теперь побежали!”

И вы начинаете изо всех сил бежать, несмотря на то, что ноги у вас связаны в районе колен и на то, что время от времени, они вхолостую болтаются в воздухе, потому что вы пристегнуты к инструктору на уровне плеч, а он почти на голову выше вас. А тем временем, за вашими спинами, словно экзотический цветок, расправляется оранжевый полукруг крыла.

Вы бежите прямо в пропасть, с высоты в полтора километра, навстречу морю. Вы честно стараетесь выполнить указание, ни в коем случае не поджимать ноги до команды сверху, но все равно ничего не получается, потому как ситуация с разницей в росте усугубляется тем, что вы бежите впереди по склону.

Интересно, о чем обычно думают люди за те четыре секунды, которые проходят от начала старта до момента отрыва от земли, когда они первый раз летят на параплане? Лично я думала только о том, как не запутаться в своих ногах. Все четыре секунды до тех пор, пока не получила команду сверху, сложить шасси.

Краем глаза замечаю, как промелькнула подо мной дорога, по которой мы ехали на гору и макушки деревьев. Все. Самое сложное закончилось, можно устраиваться поудобнее и получать удовольствие, дальше совершенно никаких подвигов от пассажира не требуется.

Можно болтаться как большая воздушная сосиска и рассматривать окрестности. Внизу видны горы и деревья, время от времени окатывает волнами запаха нагретой на солнце хвои и эвкалиптов. Все очень маленькое и какое-то несерьезное. Горизонт сливается с морем. Рядом летают птицы, из тех, которым плевать на парапланы. Пугливые птицы стремительно прячутся в ветвях.

Неожиданно оказывается, что сверху очень удобно разыскивать достопримечательности, которые не удалось разыскать внизу. И вообще, летать над землей, пристегнувшись всего лишь несколькими ремнями к куску ткани, совершенно не страшно и даже очень приятно. Почти так же приятно, как плавать. Только по воздуху. Теперь я еще знаю, что это так же приятно, как дайвинг. 

Летали мы довольно долго, минут наверное 20-25. И тут инструктор спрашивает. Тебе к какому отелю надо? Сказала ему, а сама думаю, ничего себе тут у них воздушное такси! Но мы действительно приземлились прицельно прямо на пляже возле гостиницы.

Это было круто. Это был фурор. Слухи о моих подвигах порхали по окрестностям до самого моего отъезда. Тем более что я еще потом летала с ними несколько раз до тех пор, пока деньги не кончились. Все деньги спустила на параплан, какое безобразие! Нормальные женщины спускают деньги на сумки и маникюр. 

М. показывал меня всем знакомым как какую-то диковину и приставал к ним с вопросами. «Ты вот сколько раз на параплане летал? Ни разу? А вот посмотри на эту девушку, она летала аж три раза! А тебе слабо?!» Я смущенно убегала прятаться от настигшей меня славы на пляж.

Как же меня тогда повернуло на этой теме. Когда мне дали немного порулить крылом, от восторга я чуть не свалилась в море с высоты километра. Я готова была бросить все и учиться летать. Смотрела, почем нынче продают парапланы. Нашла себе уже школу где-то в Подмосковье и даже, кажется, в нее записалась. Но парапланы моих мечтаний разбились о лодку суровой реальности. 

Вернулась домой, а там куча работы, нехватка времени и денег, велосипеды. Осенью я съездила в Марокко с подругой, а потом наступила зима и засыпала все мои полетные мечты противным липким снегом. Так все и затихло.

Я все же иногда вспоминаю о парапланах, но сейчас у меня уже другие увлечения. Хотя, я бы, пожалуй, попробовала еще, особенно если было бы нашлась компания. 

А хозяин гостиницы М., как я узнала недавно, погиб года два назад. По официальной версии — огнестрел при невыясненных обстоятельствах. По неофициальной — убит на дуэли. Такая вот она, Абхазия. 

#блогерскаяосень #10yearstravelchallenge 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →