dulsinneya

Categories:

Как перестать бояться и стать дайвером

Свой отпуск я начинала с твердым намерением попробовать, что же такое дайвинг и, если понравится, получить сертификат OWD (open water diver). Перед отъездом все лавки с оборудованием для дайвинга в Экстриме обследованы, учебник OWD прочитан и даже прочитано кое-что из Кусто, теоретически я знала о дайвинге уже почти все.

Единственное, что смущало — наличие у меня батофобии.

Батофобия – страх перед глубиной, возникающий, как правило, в момент, когда человек ощущает под собой «водную бездну». При этом зачастую батофобия наблюдается у людей, которые хорошо плавают, а значит – риск утонуть для них является минимальным. Приступы батофобии у тех, кто бывает на море, к примеру, только во время ежегодного отпуска, считаются вполне естественными проявлениями здоровья психики.

В том, что она у меня есть, я была уверена на 100%. Именно она испортила мне все детство, так что прыжки с тарзанки было мне недоступны, а плавать более-менее нормально я начала в возрасте 20 лет. Но раз решила, значит решила, надо ехать.

Все зафиксированные случаи батофобии психологи склонны разделять на объективные и деструктивные. К первым относятся страхи при мысли об опасности заплывать на глубину, или страхи, связанные с тем, что когда-то человек чуть не утонул, или был свидетелем того, как это сделал кто-то другой. К деструктивным – страхи вызванные, к примеру, мыслями о том, что в темной и непроглядной глубине обитает некое чудовище, которое через секунду нападет на тебя. А некоторые батофобы заявляют о том, что заплыв далеко от берега, они начинают слышать голоса русалок или ощущать, что океан – думающее существо, негативно настроенное по отношению к ним.

Что касается меня, то до русалок и чудовищ, к счастью, никогда не доходило, так что, будем считать, что у меня тяжелый случай объективной батофобии. Но, до определенного момента, она меня практически не беспокоила. Я была бодра, весела и радостно предвкушала грядущие приключения.

Утром следующего дня мы прибыли в дайв-центр, чтобы приступить к занятиям. Группа — 4 человека: я с другом и еще одна парочка. Оборудование нам подобрали накануне, так что дело оставалось за малым — погрузиться к рыбкам, кораллам и прочим прелестям водной стихии. Это я так сначала думала, ага.

А началось все с ласт.

Я никогда в жизни не плавала с ластами, до текущего момента все мое знакомство с этим предметом ограничивалось тем, что я видела ласты в магазине и в кино. И все.

Закрытая вода проходила на мелководном пляже, до которого нужно было еще доплыть от корабля, метров 200. На мне снаряжение весом килограмм 15, шланги торчат со всех сторон и жутко мешаются, я судорожно пытаюсь не растерять только что полученные знания, что надувать и в какое место дышать, трубка от маски постоянно лезет в ухо, и в довершение ко всему, мне надо прыгнуть в корабля, с высоты примерно метра полтора.

Мне?! Прыгнуть?! В Воду?!

Самое время учиться плавать с ластами, не правда ли?

Страшно ругаясь матом про себя, я собираюсь с духом. Блин. Я последний раз прыгала в воду в первом классе, в бассейне, и тогда так нахлебалась воды, что до сих пор вздрагиваю. Я почти 30 лет с тех пор в воду не прыгала, и как мне сейчас прыгать спрашивается?

Минут 5 я тупила. Сколько изощренных нецензурных ругательств всплыло в моей голове за эти пять минут — хватит на пару диссертаций двум средним филологам. Я и сама не знала, что я это знаю. В принципе, до русалок и чудовищ оставалось уже совсем недалеко.

Блин еще 5 раз! Все уже в воде и ждут меня. Еще два глубоких вдоха... и еще два. Придерживая одной рукой маску и регулятор, а другой — грузовой пояс, как учили, я делаю шаг вперед.

Мысленное “ААААААААААааааааа!!!!”

...
Всплываю. Я не утонула, и в общем-то не пострадала. Все мешается, меня постоянно переворачивает носом вниз, я намертво запуталась в ластах и в своих ногах. Не представляю, как такое вообще возможно, но тем не менее. Тем временем мы уже плывем. То есть все плывут, а я все думаю, что вообще с собой делать и распутываю ноги. Распутались вроде, инструктор советует лечь на спину и грести. Ложусь и гребу как могу, в стиле раненого велосипедиста. Говорят, что грести надо прямыми ногами, но у меня все равно пока получается только раненый велосипедист. По прежнему, так и тянет перевернуться носом вниз, что, конечно, скорости не прибавляет. Думаю о жизни.

Приплыли на пляж. Сейчас начнем упражняться. Первое упражнение — взять в зубы регулятор, дышать в него и опуститься под воду, встать там на колени. У меня сразу случился затык: с горем пополам дышать получается, но встать на колени не могу, падаю носом вниз. И главное, я не понимаю, почему, ведь основной вес у меня за спиной! Грузы мне уже передвинули, а я все равно падаю и падаю. Да еще и ласты кругом! В общем, минут 15 я училась держать равновесие. Тем временем все остальные уже во всю упражнялись, а меня, как самого одаренного студента, оставили на попечение отдельного инструктора, Василия.

Бедный Вася, я долго переживала, что у него после моего случая тоже разовьется какая нибудь фобия, вроде боязни учить людей дайвингу. Но Вася оказался парнем крепким, мелочи вроде студента, который так и норовит зарыться носом в песок, на него не сильно повлияли.

Вася принялся учить меня делать все то, что положено делать нормальным дайверам, совершенно не обращая внимания на то, что я даже не в состоянии сохранять вертикальное положение тела в пространстве. Удивительно, но этот метод сработал и я даже, в общем то, со всем справлялась. Посмотрев, как я барахтаюсь, Вася накидал мне в карманы грузов, я стала поустойчивей и дело вообще пошло на лад. Правда, теперь меня почему-то стало вести вправо, но с этим уже можно было жить.

вот здесь и происходили мои мучения
вот здесь и происходили мои мучения

Закрытая вода у Веселых Роджеров проходила как бы в воде открытой, на мелководье. Рядом со мной плавали рыбы, ради которых я и заварила всю эту кашу, но мне, мягко говоря, было совсем не до рыб. В неравной борьбе меня с водной стихией побеждал непонятно кто. С одной стороны, все получается, с другой стороны, я не понимаю, как. Маску продула, сняла, надела, регулятор потеряла, потом нашла, поставила обратно. Регулятор жутко натирает десны и так и норовит вывалиться, от усилий его удержать начинают ныть челюсти. А между тем, надо снять под водой снаряжение, а потом надеть его снова и при этом не утонуть. И, в довершении ко всему, появилась ноющая боль в районе диафрагмы. Это я сейчас понимаю, что от слишком тесного костюма, да еще и ремень BCD я сдуру перетянула, так, будто моя грудная клетка на 2 размера меньше, но тогда, в процессе я этого даже не заметила. Все, что в итоге запомнилось в тот момент — это какое-то месиво из ласт, шлангов, воздушных пузырей, чьих-то ног, бирюзовой воды и белого песка. Тем не менее, при помощи Васи, упрямства и какой-то матери, я закрытую воду все-таки завершила. Васе респект!

Не спеша, по-прежнему в велосипедном стиле возвращаюсь на борт, снимаю снаряжение и убегаю в другой конец корабля, подальше от ненавистных баллонов. Чур меня! Все веселые такие — смотреть противно, впереди первое погружение в открытой воде. Мрачно смотрю вниз на воду и думаю, что больше я туда ни ногой. Соленая вода попала и в нос, и в уши, а кроме того, я адски устала, словно целую ночь разгружала мешки цементом, а под утро разглядела, что вагон чужой и мне пришлось загружать их обратно.

— Ну как, — спрашивает Пашка, — тебе, понравилось?
— Ага, блин, офигеть можно. Больше не полезу. Дайвинг — это не ко мне!
— А как же кораллы, рыбы!?
— В жопу ваших рыб! — мрачно кидаю я и ухожу пить кофе.
Все смеются, никто не верит, что это я серьезно.

Первое погружение, открытая вода. Я все -таки решаюсь попробовать еще. Вдруг я чего-то недопоняла и сейчас я вдруг как погружусь и мне вдруг как понравится дайвинг! Натягиваю костюм, пояс, застегиваю BCD, проверка. Подхожу к борту, как на гильотину, честное слово! Все остальные уже ушли, Вася ждет меня внизу. Опять пол часа собираюсь с духом, чтобы прыгнуть. Ругаюсь матом меньше, но сейчас я вообще совсем не уверена, что оно все мне надо. Какого лешего, думаю, я сюда полезла, и прыгаю в воду.

Отдышалась, начинаем погружение. Пол метра, метр, продуваюсь, идем по спусковому концу. Веревка в воде кажется огромной как столб, ощущения в целом не очень. И тут я посмотрела вниз.

Мама! Блин! ААААаааааа!!!!
Куда?! Там же глубоко!!!!!

Останавливаюсь. Вася оглядывается, показывает жестами, чтобы я спускалась, а я вцепилась в веревку и никуда уже спускаться не хочу. Вася возвращается ко мне, делаем упражнение “смотри на меня, дыши глубоко”, я послушно дышу, слегка успокаиваюсь.

Пробуем еще раз. Отпускаю веревку, начинаем погружение, но я опять вижу глубину и лезу обратно. Показываю жестами, что у меня все плохо, всплываем.

На поверхности Вася спрашивает, в чем дело. Очень трудно объяснить, что мне страшно пипец как и вообще все плохо, и что еще немного и наверное приплывут русалки и чудовища, как это описано в литературе. Минут 5 плаваем на поверхности. Ну что, давай попробуем еще раз? — предлагает Вася. Я обреченно соглашаюсь.

Опять. Пол метра, метр, полтора, смотрю вниз, вцепляюсь в веревку как в последнюю надежду, пытаюсь спуститься ниже, регулятор сразу вываливается, я захлебываюсь, ставлю его на место, опять пытаюсь дышать, медленно и глубоко. Печально смотрю на свои руки, вцепившиеся в спусковой конец и понимаю, что они меня больше не слушаются. Как бы я не хотела, они его не отпустят. Все, приплыли, поднимаемся.

Снимаю оборудование, упаковываю. Больше ни ногой! Пьем кофе, ждем возвращения остальных. Я точно не дайвер. Я лучше на параплан, в горы, на вышку мобильной связи без страховки, на мотобайк без тормозов... Все что угодно, только не под воду. От того, что сегодня больше не будет погружений, испытываю огромное облегчение.

Нет. Я точно не дайвер.

Эффективное лечение батофобии. Наиболее эффективным способом лечения данного недуга считается гипноз, проводимый на фоне приема психотропных веществ разной силы воздействия. Психотерапевтические беседы, особенно при деструктивной батофобии, заметных результатов почти никогда не дают...

Следующие три дня я ходила мрачная и злилась на весь свет, вздрагивала, представляя морскую пучину за бортом и обходила офис Веселых Роджеров за километр. Какое уж тут веселье. Принимала психотропные вещества, в просторечие именуемые алкоголем, и осматривала остров. Гипноз не проводился, за неимением в округе соответствующих специалистов. Разговаривать на тему дайвинга со мной было бесполезно, я начинала вести себя настолько неадекватно, что даже сама себя пугалась.

В течение тех трех дней я прошла все стадии болезни: отрицание, гнев, торги, депрессия, принятие.

Первая и вторая стадия как бы смешались в одну кучу. Я одновременно и злилась да всех, а особенно на дайвинг и дайверов, которые здесь на каждом шагу, и орала, что больше под воду ни ногой. Никогда. Ни за что. Ни при каких обстоятельствах. Даже под угрозой физической расправы.

Потом начались торги. Я торговалась с Пашкой, что если я закончу Open Water, он пойдет со мной на танцы. Или если я попробую еще раз, у меня будет столько массажей, сколько я пожелаю. Ну и все прочее в этом роде.

Потом я загрустила. Пашка уехал доучиваться, а я валялась печально в постели и всерьез собиралась из нее больше не вылезать ближайшие десять дней, вплоть до самолета. В стиле Масяни, у которой приключилась мировая скорбь. У меня отпуск, вокруг тропический остров, море, солнце, фрукты и массаж в шаговой доступности, ну как тут не загрустить?

К вечеру дня мировой скорби Пашка вернулся и сообщил, что нашел мне инструктора, который точно меня погрузит, что он в этом совершенно уверен. И я благосклонно промычала, что серьезно над этим подумаю. Батофобия притихла настолько, что я даже попросилась поехать на его первый ночной дайв, посмотреть на это дело, так сказать со стороны и пофотографировать очередной закат.

Погода начала портиться и к тому моменту, как мы вышли в море, начался полноценный ливень такой интенсивности, что на верхней палубе, где я тусовалась со своим ненаглядным фотоаппаратом, за 5 минут ни осталось ни одного сухого клочка, да еще и качка началась. Я развеселилась, вот уж не знала, что такие вещи хорошо помогают в тяжелых случаях мировой скорби. Вместо фотографий заката я занялась фотографированием бурного моря, рискуя на мокрой и скользкой палубе уронить и разбить фотоаппарат или вымочить его насмерть под дождем.

Тем временем мы прибыли на место, народ внизу уже собрал оборудование и радостно плюхался в воду. Все ушли на дно и следующие 40 минут я наблюдала, как подводные фонари то там то здесь просвечивали из под воды. Судя по количеству фонарей, народу на этой подводной тусовке собралось не мало, разве что не натыкались друг на друга. Все 40 минут продолжалась качка и я с удовлетворением отметила, что морская болезнь похоже мне не грозит. Ну хоть что-то есть позитивное в моем “отдыхе”.

На обратном пути, я сидела на палубе и размышляла примерно в таком ключе:

Ну что, вот я приперлась на Ко Тао, за 9000 километров, все эти автобусы, самолеты и паромы, это что же получается, что все это зря? Учебник толстенный читала в метро, и с таблицами разбиралась, и перенесла весь этот дурдом с ластами накануне просто так что ли? В конце концов, чего я уже только не делала: в горы, в походы по джунглям, на веревках над водопадами, по минным полям в Боснии...И нормально. Даже на параплане с высоты 1500 м было не слабо, а здесь вниз всего на 10 получается слабо что ли?

О да, “на слабо” меня всегда пробивало. И сама для себя я определилась наконец, что завтра я попробую еще раз и буду пробовать еще столько раз, сколько нужно, лишь бы нашелся инструктор, который готов терпеть всю эту тягомотину. Правда, никому об этом не сказала.

На этом психологическая часть моей истории заканчивается, и начинается экшн.

Продолжение истории здесь:

Дальше, переходя по ссылкам в конце каждой статьи, вы почтете всю историю целиком. Простите, я не могу писать короткие посты о том, что меня так сильно волнует :) Именно поэтому я здесь, в ЖЖ, а не в каком-нибудь Инстаграмме. 

#92днялета 

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.